17:13 

Самба белого мотылька, глава пятая

Профессор Минами Ритсу
Название: Самба белого мотылька, глава пятая
Автор: Минами Ритсу
Бета: не проверял
Фэндом: Kuroshitsuji
Пэйринг: Себастьян/Сиэль, Клод/Алоис, далее распределим.
Рейтинг: NC - 17
Статус: в процессе
Размер: макси
Предупреждение: ООС, AU
Дисклеймер: этот мир придуман не мной
Размещение: Спросить автора. Он великодушен.
Саммари: Я предлагаю альтернативную историю второго сезона. События разворачиваются сразу после первой серии. Как Вы помните, Себастьян навестил поместье Тренси, вызвал интерес Алоиса своим появлением, спиздил, что ему требовалось, и свалил. Однако, Михаэлис вызвал ненависть и ревность Фаустуса. С того самого момента Клод решает отомстить наглецу за вторжение на его территорию...

часть первая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p146175005.htm
часть вторая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p146430296.htm
часть третья
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p144619292.htm
часть четвертая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p153373319.htm

Конец мая 1888 года, Поместье Тренси

... Хрустальный бокал выскользнул из пальцев и зазвенел о плиты пола, рассыпаясь на осколки. Закричав, Алоис поднес ладонь ко губам, сгибаясь пополам от острой боли - рот изнутри точно выжигало адским пламенем. Крепко зажмурившись, мальчик как сквозь подушку слышал испуганные крики, звон оконных стекол, хруст костей и хрипы предсмертной агонии. Замерев, он стоял с закрытыми глазами, выжидая, когда то непонятное, что крушило все вокруг, как в мясорубке, коснется и его. Однако время шло, жгучая боль на языке затихала, становилось тихо и вокруг. Наконец, когда вокруг него восстановилась такая идеальная тишина, что собственное дыхание казалось неимоверно громким, Алоис осторожно приоткрыл глаза. На некогда безукоризненно чистом полу лежали гости. Все они были мертвы, или же хрипло хватали воздух губами в предсмертных муках. Их тела были истерзанны осколками вылетевших из рам окон, раны кровоточили и ясно было, что никто из присутствующих не поднимется более. Опустив взгляд, мальчик увидел у своих ног своего слугу. Фаустус тяжело дышал. Он сидел на коленях, обвивая руками собственную грудную клетку. Сквозь камзол сочилась алая кровь, из горла то и дело вырывался сиплый кашель.
- Клод! - громкий крик, вырвавшийся из легких мальчика, сменился горестным стоном. Упав на колени, он дрожащими руками прикоснулся к груди своего дворецкого, там, где на зеленом бархате расплывалось багровое влажное пятно и, всхлипнув, обнял его за плечи, уткнувшись лицом в шею.
- Я в полном порядке, господин. - как можно спокойнее отозвался мужчина, но звуки перешли в хрип, и затем в шипение. Убрав одну руку от груди, дворецкий мягко отодвинул от себя юного графа, видимо помятуя о том, как сложно отстирывать кровь с одежды. Глубоко вобрав ртом воздух, дьявол, кряхтя, поднялся и протянул владельцу руку. Молча оглядываясь вокруг себя, мальчик широко раскрытыми глазами расссматривал чужие иссеченные тела, проломленные головы, распахнутые в ужасе рты и неестественно вывернутые руки. Сглотнув подступающий спазм тошноты, он перевел взгляд на своего дворецкого, стискивающего ткань на груди в кулак и тихо прошептал:
- Что это было, Клод?
- Ничего, господин. - притягивая мальчика к себе, выдохнул слуга, прикладывая ко рту мальчика свою ладонь. Но, вероятно, желаемого результата это действие не возымело, и Клод широко распахнутыми глазами приблизил ладонь к своему лицу. Помедлив, он рывком сдернул перчатку и ошарашенно рассмотрел ее. Непривычно мягкая, непривычно теплая. И без печати. Казалось, что послышался скрежет стиснутых зубов, после чего Фаустус с хрустом сжал кулак.
- Что там, Клод? - мальчик обернулся, со страхом заглядывая в застывшее лицо своего слуги. Поначалу тихий, дрожащий голос становился громче, срывался, перерастая в громкий крик, - Не молчи! Это приказ, Клод! Houhe o Taraluna ron de Rotare! Houhe o Taraluna ron de Rotare! Houhe o... - запнувшись, он замер с широко распахнутыми глазами. Формула была произнесена. Печать не реагировала. Кроме того, цвет глаз мужчины остался неизменным.
- Видимо, - произнес Фаустус, - Князь не доволен моей службой Вам, Алоис Тренси.
Клод обернулся. К нему четким шагом приближались слуги. Брюнет выставил руку вперед:
- Стойте. Я все еще ваш хозяин. - все четверо замерли на месте и покорно опустили головы. Закусив губу, мальчик опустил голову. Руки дворецкого все еще лежали на его плечах, убрав их, ребенок шагнул в сторону и поднял на Клода тоскливый потемневший взгляд:
- Это я. Я виноват. - медленно вытащив из кармана пузырек, мальчик протянул его на раскрытой ладони. Тонкое стекло все еще звенело, правда, уже не так сильно. В воздухе появился слабый нежный запах, впрочем, быстро исчезнувший в сквозняке из выбитых окон. Мужчина несколько мгновений молча смотрел на сосуд, затем хмыкнул в сторону:
- Будь я чуть слабее и... Впрочем, неважно. Полагаю, наш контракт можно считать расторгнутым. Я не буду спрашивать, как этот яд попал в Ваши руки, это предельно ясно.
- Себастьян Михаэлис поклялся мне, что это зелье навсегда нас свяжет. -медленно проговорил Алоис, не поднимая взгляда, - Я хотел этого. Хотел привязать тебя так, чтобы сам Князь был бы не в силах разорвать эти нити. - через несколько мгновений мальчик поднял пустые отрешенные глаза и, помедлив, тихо сказал, - Оставайся здесь. Пожалуйста.
- Ребенок, отобравший у меня силу, возомнивший себя взрослым, смеет мне указывать, где я должен дождаться своего конца? - переспросил мужчина, протирая треснувшие очки, - Вам не стоит держать меня, граф. У Вас ароматная душа. Скоро на ее запах слетятся другие демоны, желая выслужиться перед Хозяином. Вам не о чем переживать.
- Если я смог отобрать у тебя демоническое обличие, значит в моих силах будет и вернуть его. Другого хозяина моей души я не желаю. Есть договор, или нет, она уже и так твоя, Клод. - сжав губы, мальчик развернулся на каблуках и направился к лестнице, на ходу бросив четырем слугам, - Обработайте его раны, подготовьте комнату и не выпускайте его за пределы поместья. И займитесь этим мусором, скоро от него поднимется нестерпимая вонь.
Свергнутый демон провожал молодого аристократа безразличным взглядом. Знал ли этот мальчик, какую глупость он сейчас сказал? Неужели он правда надеется...
- Прости, Клод, но мне придется...
- Не стоит, Ханна. Я сделаю все сам. Принеси самое крепкое вино и нитки с иглами.
Блондинка поклонилась и поспешила на кухню. Клод спокойно проследовал в библиотеку, где и переоделся. Рваная рана на груди обильно кровоточила и понадобилось достаточно много времени, чтобы ее зашить. Теперь мужчина стоял перед зеркалом и с горькой иронией всматривался в свое отражение. Да, именно это обличие Алоис подсознательно выбрал для своего дворецкого, именно это лицо и тело ему хотелось видеть.
"Пока змей совершает величайшее благо для рода людского, паук восседает на челе змея и наблюдает за тем, как Время и Уловка сплетаются в одну паутину. И так свершится История..."
Сидя в кресле, Алоис задумчиво прокручивал в памяти все, что говорил ему его демон. Несомненно, Клод был очень силен. И очень стар. Настолько стар, что, вероятно, был одним из тех, кто падал вслед за Несущим Свет вниз, через Небо, навстречу Тверди. Значило ли это то, что Князь не захочет терять свое верное дитя? Да. Скорее, если то хоть чем-то поможет его демону, Темнейший вынет его душу, вырвет все без остатка, подпитывая заново силы своего паука. Ну, а он, молодой Тренси, немного ускорит ход событий.

Конец мая 1888 года, утро после бала в поместье Тренси

За окном еще стоял предрассветный туман, густой, словно дым от высокосортных кубинских сигар. Небо еще не проснулось, как не проснулись и жители особняка. Все, кроме Клода. Мужчина поднялся с постели и взглянул на свою грудь. Рана не заживала, но радовало то, что кровь теперь прочно сдерживалась под стянутой нитями плотью. Сменив повязку, дворецкий направился в зал, выполнять свои прямые обязанности. Ведь отсутствие силы никак не могло сказаться на его долге.
Зайдя в спальню Алоиса с чашей для умывания в руках, Ханна недоуменно оглянулась вокруг, увидев незаправленную постель. Мальчик спал в кресле, там, где вчера обдумывал все произошедшее. Голова со спутавшимися волосами свесилась на грудь, на руках и одежде виднелись засохшие бурые пятна. Подойдя ближе, девушка опустилась на корточки и принялась осторожно вытирать его ладони влажным полотенцем. Вздрогнув, Алоис открыл глаза и, непонимающе глянув вокруг, перевел взгляд на горничную:
- Как себя чувствует Клод?
Та опустила глаза, выжимая бледно-розовую воду:
- Ему лучше.
- И где он сейчас?
- Внизу... готовит зал к завтраку, - пролепетала девушка, уже понимая что последует за ее словами. Голова мотнулась в сторону - от сильной пощечины смуглая щека потемнела еще больше.
- Идиотка! - прошипел мальчик, резко поднимаясь с места и направляясь к двери.
Тем временем Фаустус торжествующе раскладывал столовые приборы. Признаться, его немного приободрил тот факт, что навыки обычного человека позволяли ему работать. Расправив столовое полотенце на локте, Клод выпрямился. Его лицо так же безэмоционально и сложно было понять, изменилось ли что-то в них. Дойдя до двери в залу, мальчик нерешительно остановился, взявшись за ручку. Пока он шел сюда, все дальнейшие действия казались само собой разумеющимися и предсказуемыми. Он зайдет, с порога возмутится, почему раненый дворецкий накрывает стол, вместо того чтобы лежать в кровати, Клод многозначительно улыбнется, подняв бровь и наливая чай в фарфоровую чашку...
"Ребенок, отобравший у меня силу, возомнивший себя взрослым, смеет мне указывать, где я должен дождаться своего конца?"
Нет, видеть его он сейчас не захочет, даже оставаться здесь, после того что он перенес, было для него невыносимо. Осторожно убрав ладонь с ручки, Алоис повернулся и пошел обратно к лестнице. Светловолосая служанка испуганно отошла в сторону, не смея помешать молодому аристократу. Ее щека все так же пылала, кровь быстро подступала к лицу, пульсируя под тонкой кожей. Девушка не смела поднять взгляд на ребенка и лишь покорно держала в дрожащих руках чашу с водой. Не обращая внимания на притихшую горничную, Алоис закрыл дверь, повернул ключ в замке и задумался. Он хорошо запомнил то место, где первый раз встретил демона, которого он позже назовет Клодом Фаустусом. Еще лучше он запомнил срывающийся мальчишеский голос, описывающий дорогу к этому месту. И если его расчеты хоть сколько-нибудь оправдаются, Князь будет искать своего паука, и начнет с того места, где его след особенно ярок. Алоис глянул в окно - до заката оставалось ровно девять часов. До этого времени он пока подождет.
Не дождавшись графа Тренси вовремя, Клод самолично поднялся наверх, чтобы покормить мальчика. Что ж, ему не в первой заставлять мальчика принимать пищу. Держа поднос в одной руке, мужчина повернул ручку и пришел в искреннее удивление. Дверь в спальню Алоиса была заперта, и Клоду пришлось тактично постучать в дверь. Через несколько секунд та открылась, являя взору дворецкого растрепанного хмурого Алоиса с засохшими следами крови на лице и одежде. Вздохнув, мальчик опустил глаза, пропуская его внутрь:
- Зря ты поднялся. Тебе еще нельзя.
Слуга безмолвно прошел внутрь, ставя поднос на небольшой столик перед зеркалом и располагая на нем тарелки с завтраком и чашку с ароматным чаем. Обернувшись, Клод мягкими шагами приблизился к ребенку и приподнял его лицо за подбородок:
- Милорду нужно принять утреннюю ванну. Я распоряжусь.
- Все в порядке, Клод. На запах твоей крови Он очень быстро придет, так что не надо ванную. - спокойно ответил мальчик, отодвигая его руку в сторону и снова опуская голову, - А тебе все-таки лучше лечь. Ты же не хочешь, чтобы у тебя на груди остался здоровый шрам с кривыми краями?
- О чем Вы, господин? Недосыпание плохо сказывается на Вашей психике. - заботливо отозвался мужчина, подхватывая графа на руки и отправляясь с ним во внутреннюю ванну за дверью внутри самой спальни. Там дворецкий быстро раздел мальчика, попутно набирая воды в белоснежную ванну в виде полукруга. От добавленных в воду ароматических масел и лепестков роз по помещению разнесся дурманящий, пьянящий аромат, который выходил на улицу сквозь небольшое слуховое окно под потолком. Очутившись в воде, мальчик прижал колени к подбородку, обхватив ноги руками. Угрюмый взгляд не мигая смотрел сквозь стену. Через некоторое время, встрепенувшись, Алоис повернул голову:
- Как ты оказался в том лесу? Что это за место?
- Милорду это просто снилось. - твердо отозвался Фаустус, ласково водя мочалкой по спине мальчика, - Вам не нужно этого вспоминать. Это было давно.
- Нет, Клод. -нежно прошептал он, повернув голову, - это было совсем недавно. А может, это скоро будет. Хотя, никто не сможет отрицать, что этого никогда и не было. - положив подбородок на колени, мальчик замер, закрыв глаза. Мужчина тяжело вздохнул. Да, они оба помнили одно и то же. Оба отчетливо запомнили друг друга, запечетлевая очертания лиц.
- Это было забавно, господин. - выдохнул Клод, кутая поднявшегося из воды мальчика в полотенце, а затем в халат.
Еще пару секунд лицо Тренси сохраняло задумчивую отрешенность, однако, когда он поднял голову и взглянул на Фаустуса, на лице сияла настолько широкая радостная улыбка, что дворецкий невольно приподнял бровь, завязывая пояс аккуратным узлом. Хлопнув в ладоши, Алоис весело рассмеялся:
- А будет еще забавнее, Клод. Намного забавнее. А когда я убью юного графа Фантомхайва и его шута следом за ним, я сотворю комедию, достойную Шекспира.
- Ваше Высочество, это моя обязанность. - напомнил слуга, надевая на изящные ножки Алоиса домашнюю обувь. Поднявшись на ноги, он улыбнулся, почти так же, как обычно, но намного искреннее. Молодой наследник рода Тренси это почувствовал. Этого нельзя было не заметить.
- Господин, Вам нужно позавтракать.

@музыка: Nine Inch Nails - Me, I'm Not

@темы: "Kuroshitsuji"

URL
   

Зеленая лампа

главная