17:16 

Самба белого мотылька, глава шестая

Профессор Минами Ритсу
Название: Самба белого мотылька, глава шестая
Автор: Минами Ритсу
Бета: не проверял
Фэндом: Kuroshitsuji
Пэйринг: Себастьян/Сиэль, Клод/Алоис, далее распределим.
Рейтинг: NC - 17
Статус: в процессе
Размер: макси
Предупреждение: ООС, AU
Дисклеймер: этот мир придуман не мной
Размещение: Спросить автора. Он великодушен.
Саммари: Я предлагаю альтернативную историю второго сезона. События разворачиваются сразу после первой серии. Как Вы помните, Себастьян навестил поместье Тренси, вызвал интерес Алоиса своим появлением, спиздил, что ему требовалось, и свалил. Однако, Михаэлис вызвал ненависть и ревность Фаустуса. С того самого момента Клод решает отомстить наглецу за вторжение на его территорию...

часть первая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p146175005.htm
часть вторая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p146430296.htm
часть третья
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p144619292.htm
часть четвертая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p153373319.htm
часть пятая
www.diary.ru/~Minami-Ritsy/p153507686.htm#more1


Июнь 1888 года, летняя резиденция рода Тренси, пригород Лондона
Выйдя из ванной, мальчик довольно потянулся и направился обратно в комнату, кутаясь в большое полотенце. Зайдя внутрь, он тряхнул мокрыми волосами и принялся придирчиво рассматривать лежащие в ряд костюмы:
- Что ты подобрал?
- Три комплекта, - отозвался слуга, - бардовые брюки и пиджак с атласными лентами. Второй - это белая рубашка из парчи, серый жилет и такие же серые брюки. Третьим уместным костюмом я посчитал черно-алый. Он состоит из красной рубашки, плотно облегающего жилета с серебряными пуговицами и цепочкой и такими же черными брюками. Полагаю, что аксессуары хозяин выберет сам. - завершил повествование Клод. Постукивая пальцем по губам, мальчик некоторое время рассматривает все три костюма, потом поднимает взгляд и широко улыбается:
- Я сегодня буду хорошим, Клод. Ну, или почти хорошим. - указав на второй костюм, мальчик мурлычет, - трость с серебряным черепом. Кольцо с таким же черепом, у которого глаза из обсидиана. Черный платок, черные туфли. Думаю, этого будет достаточно.
Фаустус несколько удивленно перевел взгляд на своего владельца:
- Если так желает мой господин. - с этими словами брюнет подошел к ребенку и принялся нежно расчесывать влажные светлые пряди.
- Чем ты удивлен? - живо с интересом отозвался тот, оборачиваясь и заглядывая в глаза мужчине.
- Вы крайне редко носите светлую цветовую гамму, - пояснил дворецкий, пальцами поправляя челку молодого графа.
- Я ношу ее, когда мне хочется, - улыбнулся тот, сбрасывая полотенце на пол и кивком головы указывая на висящую на стуле рубашку. Протянув руку, мужчина накинул ее на плечи мальчика, пропуская его руки сквозь рукава и быстро застегивая маленькие перламутровые пуговицы. Затем Клод усадил Алоиса на кровать и одел на его бедра брюки, после чего пропустил сквозь петли пояс из черной змеиной кожи с блестящей металлической застежкой. Быстро вытянув руку и расстегнув рубашку до середины груди, мальчик затевает обычную игру, с милой улыбкой глядя в лицо брюнету. Когда Клод поднимает руки, намереваясь вновь застегнуть рубашку, он смеется и падает спиной на подушки, уворачиваясь от его пальцев. Когда слугу начинает утомлять непослушание молодого аристократа, он резко захватывает его руки в запястьях и с силой вдавливает мальчика в постель. Его глаза нежно смотрят на графа. Смеясь, Алоис пару раз дергает руками, пытаясь высвободиться и, не сдвинувшись ни на дюйм, успокаивается, на сей раз смирно дождавшись, пока его полностью оденут. Поднявшись, он с улыбкой смотрит на подчиненного, поправляющего слегка растрепавшиеся волосы:
- Сегодня в большом оперном зале будет "Гибель богов". Я думаю, мы на нее посмотрим.
Поправив очки, Клод спокойно произносит:
- Полагаю, мне необходимо захватить театральные бинокли и распорядиться о билетах. Я дам указания близнецам.
Улыбнувшись, Алоис вытягивает вперед руки и, обхватив мужчину за талию, прячет лицо у него на груди. В тишине слышен короткий ехидный смешок, замерев, мальчик улыбается, прижавшись губами к тонкой белой ткани рубашки. Наконец Фаустус опускает руки и бережно обнимает ребенка за плечи, не до конца понимая, что же хочет это избалованное дитя. Бывший демон нежно провел кончиками пальцев по спине Алоиса и запустил их в шелковистые волосы. Подняв взгляд, Алоис некоторое время внимательно изучает лицо своего дворецкого, потом наклоняет голову вбок, проведя пальцами по туго перебинтованной груди:
- Ты чувствовал боль? Когда... когда еще не ослаб?
- Нет. - сухо произнес брюнет, накрывая ладонь юноши своей ладонью, - Демонам чужды физические нагрузки. Они устроенны несколько иначе, чем люди.
- А сейчас... тебе очень больно? - медленно спросил мальчик, прижавшись щекой к его ладони.
- Нет. Теперь нет. - казалось, что в этот момент Клод улыбнулся. Его рука была прохладной, но не холодной, как раньше. Вздохнув, Алоис отошел от него, задумчиво постукивая пальцем по губам. За окном сгущался молочный лондонский туман, прищурившись, мальчик всмотрелся сковзь него и ухмыльнулся:
- Змей ищет своего Паука. Скоро ты забудешь все, что случилось.
Слуга поймал его руку, принуждая обернуться к себе:
- Милорд. Не надо. Теперь Ваша душа свободна. Ей не страшны более муки Ада.
Запрокинув голову, мальчик расхохотался во все горло. Отняв ладонь и подойдя к окну, он прошептал, глядя вниз:
- О чем ты, милый Клод? Я уже в Аду, что мне какие-то сказки о котлах и сковородках?
В дверь осторожно постучали, обернувшись, мальчик кивнул, глядя на одного из тройняшек, и обернулся к демону с веселой улыбкой:
- Кажется, мы уже можем выезжать.
Дворецкий лишь низко поклонился, закрыв глаза.

Июнь 1888 года, Лондон
За все время путешествия, сидя в экипаже напротив хозяина, он не проронил ни слова. Только с нежностью наблюдал, как мальчик нетерпеливо перекладывает трость из руки в руку и бесконечное колличество поправлял на пальце перстень с обсидианом. Оказавшись на месте, Алоис еще некоторое время кружит по залитому светом холлу, оглядываясь вокруг, пока, со скучающим видом не вздыхает и не направляется к лестнице, ведущей в ложе. Ослепительно улыбнувшись двум престарелым дамам с густо покрытыми косметикой лицами, юный граф опускается в кресло, тут же устроив голову на плече у демона.
- Милорд изволил спать на премьере? - прошептал на ухо мужчина, томно прикрывая глаза и предлагая графу свою руку.
- Разумеется, нет, - фыркнул тот в ответ, поглаживая его кисть кончиками пальцев, - Но ты же знаешь этого дурацкого старого павлина, владельца театра. Пока не выпустит из всех дух получасовой напыщенной речью, не успокоится.
Громко сказанная фраза привлекает к себе внимание сидящих возле тетушек. Прикрывшись веерами, те возмущенно шепчутся, поглядывая на широко улыбающегося мальчика.
- Я не думаю, что Вы хотели бы больших слухов о Вашей персоне. Слухи о Вашем покорном слуге и так слишком преувеличенны. - интимным тоном произнес темноволосый дворецкий, проводя кончиком языка по мочке изящного ушка
- "Слишком" никогда не бывает, Клод, - с этими словами мальчик тянется вверх и, обняв его руками за шею, крепко целует, закрыв смешливые глаза. Мужчина с тихим стоном подается вперед и впечатывает ребенка в кресло, интенсивно целуя его губы и переплетая языки. Почтенные дамы ошарашенно распахнули глаза и безмолвно смотрели, как юный граф Тренси развлекается со своим дворецким. Аристократки вовсе подзабыли о цели их визита в театр. Клод беспорядочно дышал и, навалившись на Алоиса всем телом, принялся снимать с него одежду. Тем временем большой свет в зале медленно гас, выхватывая из темноты лишь сцену с огромной оркестровой ямой. Раскланявшийся дирижер повернулся и взмахнул руками. По воздуху поплыли торжественно-размашистые вагнеровские переливы. Мальчик смутно различал дрожание звука вокруг, все его внимание было сейчас приковано к нестерпимо горячему телу, так тесно прижимающемуся к его собственному. Подавшись вперед, он неслышно стонет, впрочем, голос тут же теряется в стоящем вокруг грохоте. Фаустус легко подхватил прогнувшегося юношу и усадил к себе на колени. Губ юного графа попеременно касались то чужие губы, то мягкие подушечки пальцев. Властные руки ритмично потирали кожу между стройных ног Алоиса в такт музыке. Возмущенные писки рядомсидящих дам вовсе потонули в эйфории разлетающихся звуков оркестра и дыхании мужчины. Под громкий величественный "Рагнарёк" Алоис крепче стискивает пальцы на плечах демона и, запрокинув голову, вжимается в его пах, обхватив коленями бедра. Двигаясь в сумасшедшем ритме наравне с грохочущими перкуссиями оркестра, он слышит короткий прерывистый стон и громко хохочет от удовольствия, подаваясь бедрами навстречу, как обезумевшая шлюха. Когда виолончели взрываются плачем, возвещая о смерти Зигфрида, он, захлебываясь, кончает с громким стоном, яростно терзая языком чужой рот. Клод запрокидывает голову несколькими секундами позже, отвергая интенсивность поцелуя и сдерживая мальчика на своем члене агрессивным захватом. От оргазма мышцы юного тела сократились, сводя на нет пространство внутри себя. Шумно сглотнув, Фаустус располагает голову на спинке кресла и отчаянно пытается восстановить лихорадочно функционирующие легкие:
- Господин... - вырывается из его уст прежде, чем он вновь начнет хватать разогретый телами воздух ртом. Осторожно прильнув к демону всем телом, мальчик, урча, вылизывает солоноватую от пота кожу, приложив ладонь к ощутимо чувствущейся под рубашкой повязке. Подождав, пока мужчина не начнет спокойно дышать, не делая усилий на каждом вдохе, он соскальзывает с его колен, хладнокровно застегивая брюки и вновь усаживаясь на свое место. Повернувшись и продемонстрировав язык онемевшим от увиденного дамам, Алоис улыбается и, обняв демона за руку, снова устраивает голову на плече, внимая текучим скрипичным голосам.

Сходя по ступеням огромного театра, мужчина странно улыбался. Сдерживая смешок, Клод поправил шляпу-цилиндр на своей голове, затем подал юному графу Тренси руку:
- Милорд, смею Вас предупредить, что Ваши забавы премного возвеличат славу о Вас, как о молодом и эксцентричном мальчике.
- Ну о чем ты говоришь, Клод? Как могут сравниться жалкие пересуды старых сорок с такой хвалой мертвым богам? - промурлыкал Алоис, опираясь о его локоть, - ради того, чтобы ты меня трахал под Вагнера, Грига, Моцарта и Шнитке я, пожалуй, даже вынесу, если при моем появлении пара каких-нибудь особо рьяных снобов встанет и выйдет из комнаты с перекошеннными рожами. -хихикнув, мальчик наклонил голову, входя в экипаж и забрался с ногами на сиденье, устроив голову на спинке.
- Вы льстите мне, милорд. - благозвучно произнес слуга, заходя в экипаж следом за мальчиком. Сняв цилиндр и расположив его рядом с собой на сидении, Клод два раза хлопнул в ладоши, после чего карета понеслась вперед, стуча копытами лихих коней по мостовой.
- Ты так думаешь? - хихикнул граф, обнимая его за плечи и заглядывая в глаза, - как по мне, так я о тебе слишком многого не знаю. Иногда мне кажется, что даже он... - мальчик вытянул руку, демонстрируя скалящийся череп на кольце, - куда более осведомлен о происходящем, чем я.
Фаустус хмыкнул, проводя широко раскрытой ладонью по щеке мальчика. Золото глаз хладнокровно проникало в душу, будто Клод еще был демоном. Его губы приоткрылись, ему хотелось что-то сказать, но слуга все так же молчал.

Июнь 1888 года, летняя резиденция рода Тренси, пригород Лондона
Молчание прервал громкий оклик кучера и легкий качок тормозящего экипажа. Спустившись на землю вслед за Клодом, мальчик устало потянулся и взглянул наверх. Небо заволокли тяжелые черные тучи, не было видно даже холодного лунного диска. Улыбнувшись, Алоис зашел внутрь поместья, кивнув вытянувшимся в приветствии слугам и прошел наверх, стягивая перчатки с рук. Наверху его ждали свежие букеты из белых роз, несколько лепестков на постели, ароматические свечи и горячая ванна. Когда дворецкий поднялся наверх, чтобы проведать хозяина поместья, юноша уже погрузился в воду, разбросав вещи по дороге в ванную комнату. Приоткрыв глаза на шум приблжающихся шагов, Алоис лениво и сонно улыбнулся, глядя на стоящий в тени нечеткий силуэт:
- Не стой там. Подойди ближе, - мягко позвал он, погружаясь в воду по подбородок. Повинуясь его зову, брюнет ступил в освещенную многочисленными свечами комнату и подошел к белоснежной ванне полукругом, подняв с ее бортика нераспустившийся бутон розы, явно выделяющийся среди пышно раскрытых цветов. Приподнявшись так, что вода теперь открывает ключицы, мальчик внимательно следит за его действиями. Голубые глаза внимательно смотрят на выбранный цветок, улыбнувшись, он наклоняет голову вбок, но ничего не говорит. Потянувшись вверх, Алоис обнимает демона за шею и, легко прикоснувшись к губам, снова опускается в воду.
- Милорд великодушен сегодня. Чем вызвана Ваша нынешняя щедрость? - вопросил брюнет, по одному срывая лепестки и бросая их в горячую воду, которая ласкала тело юного наследника рода Тренси.
- А должна быть причина? -задумчиво ответил тот, закрывая глаза- по мне, так препарировать настоящее время - это бессмысленная кровавая резня. Искать первоистоки и делать выводы можно и лежа в земле - тогда для этого более чем достаточно времени.
- Не ища мотивации можно натворить ошибок. Мне кажется, что милорд делает ошибку. - тон подчиненного был до оскомины педагогичным. Клод говорил тихо, почти шепотом, и совсем беззлобно.
- Тогда объясни, в чем она заключается, - Алоис наклонил голову и, подплыв поближе, положил подбородок на бортик, глядя снизу вверх в холодные золотые глаза.
- Вам не нужно делать того, что Вы собираетесь делать. - выдохнул Клод, как только от цветка осталась цветоножка, - это опрометчивый поступок.
Молча улыбнувшись, мальчик поднялся, перешагивая через бортик ванной и, завернувшись в полотенце, упал на прохладные простыни, с наслаждением вытягиваясь во весь рост.
- Господин, Вы не ответили. - не отставал Фаустус, следуя за юношей, - милорд, Вы должны мне обещать, что Вы не станете делать этого.
- Я делаю, что хочу, Клод. После смерти моя душа так или иначе попадет к Князю, так почему бы не сделать так, чтобы ты по крайней мере находился рядом, когда это случится? - спокойно ответил тот, поворачивая голову, но, впрочем, не открывая глаз.
- Потому что я не хочу этого, Ваше Высочество. - за этими словами последовала гниющая, распадающаяся на куски из стали звенящая тишина.
- Обьясни. - спокойно промурлыкал мальчик, переворачиваясь набок и проводя пальцами по его бедру.
- Вам там не будет места. Там для Вас нет ничего. - отозвался дворецкий, поймав руку ребенка.
- Значит, мне нигде нет места, Клод. И мне лучше будет допустить, чтоб ты сожрал меня без остатка, чем то, что я буду отбывать вечность, ожидая, пока она закончится, - сонно пробормотал мальчик, ослабляя хватку и постепенно погружаясь в дрему. Мужчина со всей заботой опустил на тело мальчика одеяло, расправляя его и затем поглаживая светлые волосы ребенка:
- Я всегда буду с Вами, милорд. - выдохнул дворецкий, затушив свечи у изголовья графа.

@музыка: Marilyn Manson - In The Shadow Of The Valley Of Death

@темы: "Kuroshitsuji"

URL
   

Зеленая лампа

главная