Профессор Минами Ритсу
Глава 1.
Название: Какой может быть ненависть?
Авторы: Минами Ритсу и VIK-san
Бета: VIK-san
Фендом: D. Gray-man
Пейринг: Канда/Аллен (сложившийся), Тики/Лави (в будущем)
Рейтинг: общий RG-13, местом NC-17
Жанр: расплывчатый
Дисклаймер: все права принадлежат создателю манги
Предупреждение: ООС всех персонажей, AU
Размещение: спросите у авторов, а там решим
Саммари: 3 года тишины и спокойствия... Может ли мир вздохнуть с облегчением или появится новая напасть?


Боль в сердце - потеря дорого человека. Боль в левом глазу - проклятье от дорого человека. Боль в левой руке - пробуждение "подарка" Бога.

Пустота...

И резкая, нестерпимая боль... И снова в левом глазу - и только видно окровавленную на заостренном конце свечку.

Пустота...

И снова боль в сердце - и чувствуется только бешенный ритм сердца, сжатого в чужих руках. А потом мимолетная и убийственная искорка боли - чувствуется только, как чьи-то острые зубы вгрызаются в плоть.

Пустота...

Волны боли по всему телу, ужасные пульсации распространяются от груди - и слышится только полный боли крик.

А перед глазами неожиданно появляется уродливое лицо Акумы 4 уровня, а за ним непонятное и ужасно противное темно-фиолетовое марево - остатки души.

А дальше все заверетелось, множество картинок мелькало перед глазами: лица, события... И задерживались лишь на Акумах... На всех...

3 уровень - слышать горестные вопли мучавшейся души.

2 уровень - видеть страдания мучавшейся души.

1 уровень - понять боль мучавшейся души.

Страх, боль, отчаяние...

Захотелось закричать, и он закричал.


- АААА!! - закричал Аллен и вскочил с кровати.

Глаза широко распахнуты, по щекам струятся неконтролируемые слезы, губы дрожат также как и руки, грудь судорожно опускается и поднимается, вырывая из горла непонятный хрип.

Канда мгновенно вышиб дверь, выставляя вперед свое излюбленное оружие. Взгляд темных глаз изучающе блуждал по комнате.

- Что ты разорался, мелкий? 2 часа ночи, - недовольно проворчал он.

- Пошел вон! - в мечника полетела подушка. Аллен поспешно сел спиной к надоедливому напарнику, чтобы его слез не видели.

Канда легко увернулся от пущенного заряда и, в одно мгновение подобравшись к кровати, резко дернул парня за плечо, разворачивая к себе.

Аллен развернулся, схватив брюнета за горло и вдавливая в койку.

- Что тебе нужно?! Убирайся!

На лицо японца упало пару слезинок, которые так и не перестали течь из глаз, как Уолкер и не пытался их унять. Канда, не обращая внимания, как чужая рука сильнее сжимает его горло, поднял руку и провел ладонью по щеке блондина.

Тонкие пальцы нервно дрогнули и ослабили хватку. Парень выпрямился и спрыгнул с постели.

- Чего приперся? - угрюмо осведомился Аллен, пряча лицо в наспех отрытом полотенце.

- Ты так орал. Я решил проверить, - спокойно произнес Канда.

- Я не орал, - возразил юноша, все еще не показывая лица. - Ты бредишь, баканда.

- Возможно. Но тебе нужна помощь. Не хочешь поговорить? - звучало цинично. Будто на приеме психиатра.

- Пошел в жопу! - вот сейчас Аллен меньше всего походил на всегда сдержанного и милого мальчика. "Ну, почему он не понимает, что это мои собственные проблемы и решать я их буду сам! Мне не нужна помощь, даже если она от него".

- Окей. Если что, я в жопе, - мечник усмехнулся и отправился к себе.

- Канда, - гребанная совесть все-таки прорвалась наружу. Брюнет остановился на пороге, чуть повернув голову в его сторону, выжидая. - Прости... Но я сам...

- Все равно не бойся просить помощи, - казалось, что Канда улыбнулся. Но только казалось. Парень вышел.

Аллен заксил губу. В голове пронеслась мысль, что произошедшее было неправильным, но эта мысль быстро унеслась прочь, стоило только вспомнить, что за сон ему приснился.


Канда вернулся в свою комнату и задумчиво погрузился в постель. Мысли потоком неслись в голове, но о них знал только сам японец.

- Придурок, почему ты мне ничего не рассказываешь? - вслух спросил он, задумчиво буравя потолок взглядом.

Вечные недоговорки Уолкера страшно бесили, особенно учитывая тот факт, что тот уже был в курсе чуть ли не всей жизни Канды, в то время как он так ничего нового и не узнал. Когда же он пытался напрямик распросить о прошлом блондина, тот сразу же отшучивался, утверждая, что ничего интересного в его жизни не было. А на самый железный аргумент самурая: "Я же люблю тебя и хочу знать о тебе больше и вообще это несправедливо, что ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе", - англичанин лишь мило улыбался и затыкал не в меру болтливого любовника поцелуем.

И так продолжалось... Хм... Да, пожалуй, уже три года. А мечник все больше накапливал необъяснимых вопросов, грызуших его душу.

- Идиот, неужели он думал, что от меня укроются его ночные припадки? Неужели было так сложно сразу все рассказать, а не переселять меня в другую комнату? - поняв, что говорить с собой это первый признак шизофрении, Канда недовольно цыкнул.

Еще больше он разозлился, поняв, что, начав встречаться с Джокером Бога, он стал слишком... мягкотелым и подтатливым. С этим нужно было что-то делать.


Утро не предвещало ну абсолютно ничего хорошего. Пасмурное небо и много претензий к союзникам с самого начала дня.

Лави буквально спал в тарелке с завтраком.

Линали безуспешно пыталась хоть немного растормошить друга, но тот отказывался что-либо делать. Мозг выключил все программы, уйдя в спящий режим. Однако когда рядом что-то сильно бабахнуло, Лави подскочил от неожиданности на добрый метр.

- Понеслось, - устало протянула китаянка, с точностью определяя, что это звуки битвы из тренировочного зала.

- И когда Канда ест? Аллен же такой худенький... - девушка поразилась нелогичности предложения и непонимающе взглянула на снова начавшего клевать носом книжника: того явно не впечатлила новая разборка влюбленной парочки, и он снова попытался уснуть.

Брюнетка помолчала, затем заразительно рассмеялась.

- Ой, блин, - улыбается. - Вот кадр...

- А вообще, ты прав, Лави, - неожиданно заявила она.

- То, что Юу идут седые волосы? - раздалось откуда-то из тарелки.

- Ну, изменился парень, что ж теперь? - пожалуй, только эти двое были настолько ненормальными, что умудрялись понимать друг друга.

- Но вообще-то я о другом, - вернулась к изначальной цели разговора Линали. - Аллен начал мало есть...

- Тебе кажется это подозрительным? - Лави выглянул из тарелки.

Брюнетка раздраженно фыркнула.

- Ты меня поражаешь: то кучу теорий построил, то теперь в них же и не веришь, - высказала она. - Но то, что Аллен последнее время стал очень задумчивым и отрешенным от реальности... А еще он очень много тренируется с Кандой и ПОЧТИ не ест! Он похож на привидение!

- Это их проблемы! Не влезай! - парень говорил идеальным педагогичным тоном. - Они взрослые дядьки и сами все решат!

- Лави! - возмущенно прикрикнула на него девушка, сидящие вокруг них удивленно замолчали. - Аллену только 18 исполнилось! И ты опять меня не слушаешь!

- И че?! А ты вообще меня слушаешь?! - надрывался парень, пытаясь защитить свою точку зрения.

- Я уже тебя послушала! - повысила голос та. - И к чему это привело?!

Лави пораженно вылупился на нее, не понимая смысла вопроса. Линали, может, и не заметила, но вопрос прозвучал несколько двойственно...

- Ни к чему хорошему. Все, - предупредил ее парень, заставляя тихо и тактично умолкнуть.

- Я тебе про одно, ты мне про другое, - Ли злилась все больше, но теперь контролировала себя. - Вот, что значит не слушать других и спать на ходу. Досвидания, - и, быстро встав, демонстративно вышла из столовой.

- Ах, какие мы нежные, - тихо засмеялся юноша, провожая девушку многозначительным взглядом.



@музыка: Сплин - Достань Гранату и Будет Праздник

@темы: "Какой может быть ненависть?"