Профессор Минами Ритсу
Глава 4.
Название: Какой может быть ненависть?
Авторы: Минами Ритсу и VIK-san
Бета: VIK-san
Фендом: D. Gray-man
Пейринг: Канда/Аллен (сложившийся), Тики/Лави (в будущем)
Рейтинг: общий RG-13, местом NC-17
Жанр: расплывчатый
Дисклаймер: все права принадлежат создателю манги
Предупреждение: ООС всех персонажей, AU
Размещение: спросите у авторов, а там решим
Саммари: 3 года тишины и спокойствия... Может ли мир вздохнуть с облегчением или появится новая напасть?


Боль. Резкая, нестерпимая. Пробирающая до костей. Заставляющая содрагаться все тело в сильных судорогах.
Как же ныло сердце, будто его пронзило ледяное лезвие. Левый глаз, казалось, разрывался от бушующего огня боли.
И снова мелькают лица Ноев, и снова ненависть затапливает израненное тело.
Сон был прерван тихим шипением Канды. Брюнет сидел на постели и вытирал кровь: метаясь во сне, Аллен случайно заехал парню по носу.
- Канда?! Прости! - тут же кинулся к нему юноша. - Я не хотел!
- Успокойся - кровь уже остановилась, - не дал развиться панике мечник.
Аллен нежно обнял напарника за плечи.
- Прости-прости-прости. Я не специально!
- Вот об этом я и говорил, - не обращая внимания на извинения, сказал спокойно Канда.
Блондин тяжело вздохнул и затих. Было очень стыдно, что тело все меньше и меньше слушалось. Ведь в любой момент оно могло сделать совершенно необычное…
- Ты мелкий эгоист, - припечатал на месте Юу. - Не ты ли постоянно орал, что друзья не должны ничего скрывать друг от друга? Не ты ли постоянно вмешивался в чужие проблемы, даже если тебя и не просили? А как что-то происходит с самим, так запираешься в панцырь и сидишь в нем один, никому не показываясь.
- Канда, прости, но я должен разобраться сам. Без помощи. И я в порядке, правда. - Уолкер говорил тихо, но твердо, всем видом давая понять, что свое мнение он будет отстаивать до конца.
- Тупой стручок, - выплюнул гневно брюнет, вставая с кровати и поправляя одежду. - Мне плевать, что ты там себе напридумывал, но больше в стороне я стоять не буду.
- Это моя жизнь! И ты будешь лезть в нее, лишь когда я позволю! - блондин вскочил на ноги и стоял прямо перед напарником.
Его резко подняли за грудки.
- А у меня ты разрешения не спрашивал, когда вмешался в мою…
- Отпусти! - Аллен болтал ногами в воздухе и требовал освобождения.
Канда хмынул и кинул парня на кровать, а сам вышел из комнаты.
- Все равно ты мне не запретишь, - бубнил себе под нос японец. - Еще и командовать надумал…
Понос слов был прерван неожиданным непонятным шорохом из бокового коридора.
- Ненавижу-ненавижу-ненавижу... - глухой голос в темноте настораживал.
Канда вздохнул.
- Чаоджи, прекрати разводить панику.
Из тени, странно покачиваясь, показался Хан: глаза широко открыты, лицо искажено страшной гримасой.
- Ненавижу ЕГО! Ненавижу! Почему ОН, Канда-семпай? Почему ОН?!
- Чаоджи, успокойся, - спокойно произнес юноша.
Он упустил момент, когда тот стремительно подлетел к нему и впечатал в стену.
Канда с выдохом выпрямился.
- Чаоджи! Я сказал успокоиться!
- Все ОН. Во всем виноват ОН! Ненавижу-ненавижу-ненавижу ЕГО!! - надрывался обезумевший экзорцист.
- Может, обьяснишь? - поинтересовался Юу. В глубине души он начал понимать обстановку.
Однако вот яростного поцелуя он никак не ожидал.
Канда распахнул глаза. Внутри все обожгло негодованием. Брюнет практически сразу оттолкнул Чаоджи.
- Идиот! Как ты смеешь?!
- К-канда... Что это было? - за плечом Чаоджи стоял ошарашенный Аллен.
- Аллен, спокойно. Это не то, что ты мог подумать, - японец спокойно подошел к блондину, изо всех сил сдерживая внутреннюю дрожь.
Аллен нахмурился и сделал неуверенный шаг назад.
- Какая-то банальная отговорка, - заметил он.
- Да потому что я тут не причем. Сам подумай, неужели я позволю прижать себя к стене? - Канда прочно схватил Уолкера за запястье.
Юноша дернулся, но попытался расслабиться, понимая, что это действительно случайность, как неожиданно Хан обнял Канду со спины.
- Пошел вон! - мечник развернулся, с силой ударяя парня по лицу. Секунда и Канда снова держал блондина в объятиях. - Я люблю тебя. Я не знаю, что на него нашло.
Юу посмотрел в глаза юноши и до боли закусил губу: взгляд его глаз пугал - ненависть...
- Я люблю тебя, - Канда через сопротивление впился в его губы,заполняя разум любовью.
Аллен прикрыл глаза и неуверенно обнял парня, с каждой секундой все крепче сжимая его в своих объятьях.
- Тише... Верь мне... - беспорядочный шепот облил его шею. - Я твой...
- А? Что я здесь делаю? - удивленный голос Чаоджи нарушил всю романтичность ситуации.
Канда обернулся.
- Я не знаю, что с тобой происходит, но ты не в себе.
Аллен снова обнял своего парня, наглядно демонстрируя, кому он принадлежит, и с нескрываемой враждебностью следя за Ханом.
Чаоджи с непонятным чувством смотрел на брюнета.
- Я ничего не помню, - слабо отозвался он.
- Тем лучше, - огрызнулся мечник. - Иди к себе.
- Мы не можем, - не согласился Аллен. - Уже час ночи. Нам надо искать Чистую Силу.
Канда вздохнул.
- Тогда держи себя в руках. Все-таки мы не должны навредить окружающим.

Не сказать, что ночные поиски были удачными: всю ночь экзорцисты прошастали по дворцу, лишь изредка слыша непонятные заунывные стоны, но источник ускользал раньше, чем парни прибегали на место.
- Может, нужно как-то иначе... - задумался Чаоджи.
- Давайте, подумаем об этом позже, - пытаясь скрыть зевок, предложил Аллен. - Я так устал...
- Да, нужно отдохнуть. Врядли сила объявится к утру, - Канда был вполне согласен с напарником.
- Она гоняла нас по всему дворцу, - задумчиво протянул Чаоджи. - Может, она хотела нам что-то показать?
Оба обернулись на парня, затем посмотрели друг на друга. Канда судорожно попытался вспомнить, где они были.
- По-моему мы пробегали мимо покоев Императора... - вспоминал Уолкер.
- Да мы мимо кучи покоев пробегали. Не удивлюсь, если к нам сегодня куча народа пожалует с жалобами, - заметил Юу.
- Во всяком случае, нужно зайти к Императору. Желательно, без его ведома, - Аллен с улыбкой потер руки. - И я знаю, к кому нужно обратиться...
Канда впоросительно взглянул на парня.
- Помнишь, кто разбазарил секрет о наших взаимоотношениях Лави и Линали? - дьявольски улыбаясь, спросил блондин.
- Но ты же усыпил его после того случая, - осенило мечника.
- Разбудить никогда не поздно.
- Где же ты его держал все это время? - спросил Канда.
- В волшебном чемоданчике, - усмехнулся блондин, проходя в комнату и доставая свой походный чемодан. - Просто думал, может, пригодится когда-нибудь… - достал маленький сверток, развернул. Луч восходящего солнца проник в окно и осветил небольшой золотой шарик на руке юноши.
Канда усмехнулся.
- Уолкер, а ты хорек...
- А он стал меньше, - заметил Аллен, открывая почти незаметный рот голема и интенсивно в нем копаясь.
- Усох, - хмыкнул брюнет.
- Какая гадость, - брезгливо произнес Чаоджи, отворачиваясь.
- Тебе что-то не нравится? - безразлично взглянул на него англичанин. Тихий щелчок, и тут же Аллен вцепился в укушенный палец. - Ауч! Тимкампи, мог быть и поакуратнее!
- Он рад тебя видеть, - улыбнулся Канда.
- Нет, он злится за то, что я его усыпил, - терпя несильные удары не в меру быстрого голема, ответил Аллен. - Блин, теперь его еще накормить надо.
Юу поймал быстрый шарик и посмотрел на него.
- Нн осознал свою ошибку. Не бей его. Он вредный блондос.
Вместо этого голем куснул и его: все-таки он был злопамятным и прекрасно помнил, кто вообще предложил усыпить "надоедливого любителя подглядывать за другими".
- Вот паразит, - возмущенно проговорил мечник. – Может, его реально накормить получше?
- Кстати, я тоже есть хочу, - почесал макушку блондин. - Тим, иди сюда, мелкий засранец. Пошли хорошенько подкрепимся, - голем тут же перестал крутиться вокруг Канды и, стремительно подлетев к своему хозяину, удобно устроился на своем излюбленном месте.
Канда покачал головой.
- Еще немного и я начну ревновать...
Аллен лишь рассмеялся.
- Надо бы узнать, где здесь можно подкрепиться, - проговорил он. – Мы, случаем, мимо кухни не пробегали, а?
- Доброе утро, - произнес Владимир. – О, Господь Иисус! Какой очаровательный, - произнес русский, рассматривая золотой шарик.
- Это голем моего учителя, - мило улыбнулся Уолкер, снимая того с головы и передавая его мужчине.
- Хм, мне тоже достался от учителя. Милый волчонок… - почему-то Владимир понравился Тиму.
Канда усмехнулся.
- Ваш прославленный Цербер?
Взгляд Романова изменился.
- Так вы знаете...
Канда ничего не ответил, считая, что и так уже много сказал. Аллен сделал вид, что прослушал. Если что, он распросит своего парня об этом чуть позже. Чаоджи же неуверенно переминался с ноги на ногу за спинами парней, не зная, как привлечь к себе внимание.
- Я думаю, вам стоит позавтракать. Ночь была утомительной, - брюнет прошел мимо, поманив Уолкера лукавым взглядом.
Аллен, окрыленный этим предложением, как маленький ребенок, сразу же последовал за русским. Канда взял Чаоджи за ворот и потащил за собой.
- Вечно мне за мелюзгой присматривать приходиться, - ворчал юноша.
Аллен обернулся и практически испепелил взглядом своего любовника.
- Как был бобовым стручком, так таким и остался, дистрофик, - не успокаивался Канда.
- Ну-ну, - обиженно произнес юноша и завязал беседу с Владимиром.
Парень раздраженно цыкнул, но ничего против говорить не стал, продолжая, как на буксире тащить за собой совсем несопротивляющегося Чаоджи.
Владимир изредка прикасался к блондину и с улыбкой разговаривал с ним. Прикосновения ничего не значили, но для японца это было вызовом, а также еще и проверкой его выносливости. Когда же терпение Канды было уже на пределе, они, наконец, дошли до кухни: просторный зал с накрытым столом.
- Надеюсь, вам понравится у нас. А теперь прошу извинить, меня ждут, - русский поклонился и откланялся.
- Ваай, сколько еды! - Аллен на глазах переменился.
- Приятного аппетита, - шепнул брюнет на ухо мечнику, закрывая за собой дверь. Канда до хруста сжал кулак.
- Канда, если ты сейчас не сядешь есть, я сожру твою порцию, - проговорил с набитым ртом блондин, с неимоверной скоростью уплетая за обе щеки всю еду, до которой мог дотянуться.
- Я не голоден, - проговорил брюнет. – Смотри, не подавись.
- Ну, как хочешь, - пожал плечами Аллен, не отвлекаясь от приема пищи. Канда еле заметно улыбнулся: ну хоть что-то приходит в норму - его любимый снова стал "нормально" есть.
Юноша вздохнул, закрыв глаза. Нормально. Почти… И этот русский… Он совсем не нравился.


@темы: "Какой может быть ненависть?"